Каждому свое…
Тема: Про любовь  
Каждому свое…

- В Европе и Америке такие фирмы, как «BENETTON» и «NEXT» с «MEXX» – не котируются! - Костя говорил тоном, не терпящим возражений. - Слушай, у меня товарищ живет в шттах. «BENETTON» там котируется. Хорошая фирма, - спокойно возразил ему я, сидя напротив.
- Я знаю, что говорю! – Костя слепил такое выражение на лице, как будто крысу дохлую в руки взял.Я усмехнулся:
- Ну, если ТЫ знаешь… - мне не хотелось ввязываться в спор.


Я отлично знал Костика, я знал, что сейчас в ход пойдут аргументы типа «Ты читал последний «Ньюсвик»?» Я отвечу: «Нет, не читал. И предпоследний как-то упустил из виду…» Костя не уловит насмешки и пойдет в «атаку»: «Так вот, уважаемый! Там было написано черным по белому…»

То, что для Костика неимоверно важно быть правым всегда, я понял год назад.

Сидели за столом, пили чай. Я начал рассказывать о том, что Черновецкий станет мэром Киева.
- Никогда! – заявил вдруг Костик, оборвав меня на полуслове.
- Да я тебе говорю – станет. Обойдет Омелю…
- Нет! Если не знаешь – не говори.

- А ты знаешь? – меня задела самоуверенность гостя (Константин был гостем в той компании).
- Я – знаю. Надо быть дилетантом, чтобы так рассуждать, - Костя смотрел свысока.
- И откуда знаешь? – я откинулся на спинку стула. Изобразил заинтересованность.
- Оттуда. Ты не читал последние социологические исследования, обнародованные на сайте …?

Я обалдело наморщил лоб:
- Нет, не читал…
- Ну, так вот… Да будет тебе известно, что…
И - тирада на полчаса.

Костик был уверен, что он умнейший из всех собравшихся. И собравшиеся с ним не особо спорили. Спор с Костей - весьма утомительное занятие…

Константин Р. работает в Академии Наук. Он автор (в соавторстве) пяти книг. Последняя – «Практическая лингвистика». Костя прекрасно разбирается в компьютерах… Впрочем, это единственное, в чем он действительно прекрасно разбирается. Костику тридцать лет. У него нет близких друзей. Никто не может долго выдержать его непомерное Эго и огромное, с большой буквы, «Я».

Я познакомился с ним в момент его ужасной «драмы». От него ушла очередная девушка.
- Толя… Никогда не женись! Ты не знаешь, что это такое… - вещал мне Костя тоном искушеннейшего знатока.
- А ты знаешь? – спросил я.
- Да! Я-то знаю… Мы жили гражданским браком, я для нее все готов был… Я все ей дал! А она…
«Ну, расплачься еще!» - подумал я и вышел в соседнюю комнату.

В соседней комнате находилась двоюродная сестра Константина.
- И тебя достал уже? – спросила она, усмехнувшись.
- Не достал, а так… Как-то… Это у него первый раз такое несчастье, что ли? Так переживает…

- Первый раз? Как бы не так! У него уже пилка затупилась – рога спиливать! Пятая, если я не сбилась еще.
- А что ж так не фартит-то? Парень, вроде бы, умный, - интересуюсь я.
- То-то и оно, что умный. Чересчур. Его послушать – просто нобелевский лауреат. На словах… Он думает, что девушек можно россказнями кормить. Даже цветов ни разу ни одной из них не подарил. Или жадный, или оттого, что считает, что он и есть лучший подарок…

Константин одевается так, как будто его только что разбудили, и он напялил на себя то, что под рукой оказалось. Стоптанные башмаки-размазня, нелепейшая байковая рубашка, китайские джинсы, лоснящиеся на коленях. Зимой – китайский же пуховик необъятного размера, шапочка, каковую в народе принято называть, пардон за слог, «пидаркой». Вот такой вот видон. Непрезентабельный, что и говорить… Но себе он нравится! Еще как!

- Я никогда не буду лишь бы с кем…
- Эх, такого умного отхватит какая-нибудь…
- Жена должна соответствовать уровню…

По всей видимости, предыдущие пассии ну никак не соответствовали. И бросали неимоверно «умного» и «высокоуровневого» после месяца «встречаний». Костик переживал. На неделю уходил в запой. Плакал даже. И – не менялся! Он делал неправильный вывод – «Это они – твари неблагодарные! Козы неверные. Не оценили того, что я для них…»

А что же такого он «для них»? И об этом Костя вспоминал, не стеснялся:
- В Макдоналдс три раза…
- В кино два раза…
- На море СОБИРАЛСЯ везти!..
Ну как ребенок, право слово.

И вот месяц назад с Костиком стало твориться что-то странное. Он ходил, улыбаясь. Почти перестал участвовать в спорах. С ним иногда стало приятно просто поговорить. Когда у него начинал звонить телефон, он отходил подальше от людей и подолгу беседовал с кем-то. Однажды я стал невольным свидетелем окончания его разговора.

- Цилюю тибе, зайчонок! Цьом, цьом! – на непонятном языке проворковал Костя и отключился.
- Ого! Каким ты стал! С кем это ты? – спросил я.
- Да так… Да так, скоро узнаете, - загадочно ответил Константин.

И мы скоро узнали. Костя женился! Не сказав никому ни слова, не пригласив никого, даже ближайших родственников. Свадьбу устроил в селе. В селе, откуда родом невеста. В очень глухом селе. Узнав эту подробность, многие, знающие Константина не один год, удивились безмерно.

- Нет, это шутка какая-то!
- Костик?! В селе??!!
- Не верю!!!

А это оказалось правдой. Спустя месяц двоюродная сестра позвонила Константину и высказала свое «фэ»:
- Ты нормальный вообще? Может, познакомишь? С женой-то?

И они пришли в гости. И я присутствовал. И я увидел ЕЕ. Мне захотелось зажмуриться. Мне захотелось надеть темные очки. Мне казалось, что она понимает по моему взгляду, как мне неприятно смотреть на нее. И я смотрел в стол.

Сестра Кости была не просто удивлена. Она была ошарашена. Растерянность читалась на ее лице. Я видел, как она суетится, подкладывая гостям «вкуснятинку» в тарелки. И я, как человек, знакомый с нею очень давно и достаточно близко знающий ее, отлично видел эту растерянность. Мы ожидали всего, что угодно. Но не такого…

Вы видели неандертальца? Я тоже не видел. Приходится доверять учебникам биологии. Перед нами сидел неандерталец. Ну, или неандерталька. Узкий лоб, массивные надбровные дуги, выпяченная нижняя челюсть, махонькие глазки, оттопыренные уши, посеченные, неопределенного цвета волосы. Мне было жутко. И я смотрел в стол. Но тут она заговорила…
- А йя не наю, как воне називаеться.

Я подавил стон. Это была смесь украинского и непонятно какого еще языка. Вероятно, наречия сельской местности, откуда она родом. Я ненавижу суржик. Меня раздражала Заворотнюк с ее украинизмами и шоканьем в «Моей прекрасной няне», но такого кощунственного издевательства над вторым по мелодичности языком мира я не слышал никогда. Голос у девушки был слегка с шепелявинкой, глуховато-писклявый. Не помню, как досидел до конца вечера. Помню, что не произнес ни слова. Костик, напротив, был излишне болтлив, смеялся и шутил.
- Эх, послезавтра на море! – прощаясь, сказал он, - Свадебное путешествие!

Когда за новоиспеченными мужем и женой захлопнулась дверь, мы с сестрой Кости переглянулись.
- Ты поняла что-нибудь?
- А ты? Почему, а?
- Это монстр!
- Ну, Толик, может, она человек хороший…
- Слушай, - оборвал я, - ты ведь знаешь, в каких случаях говорят – «зато человек хороший»?
- Ничего я не знаю… Я теперь вообще ничего не знаю и не понимаю… - она в изнеможении опустилась на диван.

У меня есть одна версия. Может – верная, может – нет. Но есть. Версия. Мне думается, Костик очень счастлив сейчас. Как это ни парадоксально. Он получил то, что искал. Его слушают, затаив дыхание. Ему поклоняются, как небожителю. Ведь он – научный работник. Ведь он - все знает. К тому же, по сравнению с женой, разумеется, он красив!

Я представляю, какую встречу устраивают Косте на родине жены. Это что-то наподобие «Барин приехали!!!» Где и с кем он получил бы подобное? С какой красавицей писаной и умницей семи пядей во лбу? Насчет «красавиц». С этой женщиной он может быть вполне уверен в том, что пилка для рогов ему уже никогда не понадобится! А его родственники… Ну что ж. Привыкают. И я постепенно привыкаю. Уже иногда смотрю на ее лицо. Не по долгу, но все же смотрю. Ничего – привыкнем…

Автор: Анатолий Шарий
myjane.ru





Эта новость взята с сайта LifeRooM - Душевное настроение!.58